На главную  / Новости  / Мемориал  /  О Войне О нас   / Фотоальбом АфганNet Контакты Гостевая 

Тактика ведения боевых действий

Зоны влияния

Лидеры оппозиции Из Пакистана Из Ирана Состав оппозиции

Формы и методы подрывной деятельности

Основными формами мятежного движения являлись вооруженная борьба, диверсионно-террористические акции, саботаж и различные мероприятия идеологического характера. Особое значение придавалось пропагандистским мероприятиям, в том числе с использованием трибун ООН, ОИК и других организаций, для привлечения внимания мировой общественности к афганскому вопросу.

1.Обстрелы гарнизонов, сторожевых застав и постов. Этот способ наиболее часто применялся в целях поддержания постоянной напряженности в различных районах, нанесения максимального материального и морального ущерба противнику, избегая при этом потерь своих сил и средств.

Обстрелам подвергались населенные пункты, места расположения войск и посты охранения, промышленные и другие объекты. Периодически пограничные заставы, воинские гарнизоны и подразделения царандоя в районах основных караванных маршрутов с целью их блокирования, изнурения и морального угнетения личного состава. При ведении обстрелов населенных пунктов и воинских гарнизонов мятежники уделяли большое внимание концентрации различных огневых средств для организации массированного огневого воздействия. В этих случаях огонь велся одновременно с нескольких направлений из различных видов оружия.

Обстрелы постов охраны на автодорогах занимали одно из основных мест в совершении диверсий. Этому способствовало то обстоятельство, что, как правило, посты являлись стационарными объектами, которые мятежникам были хорошо известны и за которыми они вели постоянное наблюдение. Для отвлекающего маневра иногда производился обстрел поста с второстепенного направления из стрелкового оружия, а затем осуществлялся с основного — из тяжелого вооружения. На отдельных участках мятежники после нескольких интенсивных обстрелов постов прекращали активные действия и создавали в течение продолжительного времени видимость спокойной обстановки в районе, тем самым притупляя бдительность на постах охраны, после чего внезапно производили их массированный обстрел или захват и уничтожение.

При организации и проведении обстрелов широко использовались подвижные средства с установленным на них вооружением (минометы, ДШК, ПУРС и т.д.), что позволяло мятежникам менять огневые позиции в ходе обстрелов и быстро скрываться после их проведения.

Это чаще всего происходило в ночное время, когда была затруднена засечка огневых позиций и усложнено применение авиации ВС ДРА. Для обстрелов применялись реактивная артиллерия, безоткатные орудия, минометы, ЗГУ, ДШК, РПГ и стрелковое оружие. Нередки были случаи использования для обстрелов артиллерийских орудий.

С появлением на вооружении моджахеддинов пусковых установок для запуска реактивных снарядов увеличенной дальности их возможности по обстрелу различных объектов значительно возросли. В районы пуска мятежники, как правило, прибывали на автомобиле, на котором была установлена пусковая установка. После обстрела, который занимал очень непродолжительное время, автомашина покидала район еще до открытия ответного огня. Применялся и такой способ, когда мятежники устанавливали реактивные снаряды ночью, подключали к ним пусковое устройство с фиксированным временем запуска и уходили из этого района. В назначенное время осуществлялся обстрел. Ответный огонь правительственных войск по району, из которого осуществлялся пуск реактивных снарядов, в таких случаях уже ничего не давал. Следует отметить, что применение реактивных снарядов мятежниками из года в год постоянно возрастало, иногда в несколько раз по отношению к предыдущему году.

2.Налеты: Осуществлялись (почти всегда) в сочетании с обстрелами и преследовали цель — захват оружия, боеприпасов, продовольствия, уничтожения боевой и другой техники. Для осуществления подобных действий привлекались различные силы в зависимости от характера объекта. Так, например, для захвата сторожевого поста ВС ДРА привлекались небольшие по численности группы (20-30 чел.), а при налетах на административные центры уездов и волостей действовали крупные группы и отряды численностью до нескольких сот человек. При нападении на населенный пункт мятежники обычно не стремились с ходу овладеть им, а сначала захватывали близлежащие господствующие высоты, блокировали его и создавали трудности в его снабжении боеприпасами и продовольствием.

Затем систематическими обстрелами из различных видов оружия и активной пропагандой по разложению правительственных войск пытались принудить их к сдаче. В населенных пунктах моджахеды не задерживались. После расправы с партийными активистами, грабежа, сбора налогов с населения и насильственного набора молодежи в свои отряды они уходили в районы базирования.

Нападениям на воинские гарнизоны обычно предшествовали массированные обстрелы из тяжелого оружия. В некоторых случаях, если были данные, что гарнизон деморализован и не сможет оказать сопротивления, мятежники прибегали к проведению демонстративных атак крупными силами (до нескольких сот человек). Часто использовались снайперы, которые, приближаясь на близкое расстояние, вели прицельный огонь по личному составу и расчетам тяжелого оружия. На советские гарнизоны мятежники нападать не решались.

3.Засады.Засадные действия моджахеды обычно проводили на дорогах с целью уничтожения боевой техники, автомашин, а также для захвата пленных, вооружения и материальных средств. Тактика ведения «дорожной» войны зависела от условий местности и характера объекта, наличия сил и средств. В ходе засадных действий мятежники обстреливали посты охраны дорожных коммуникаций, минировали отдельные участки дорог, устраивали завалы. Боевой порядок моджахедов в засаде, как правило, включал группы захвата, прикрытия и отвлекающих действий.

При приближении колонны к месту засады специально выделенные стрелки-снайперы открывали огонь по водителям и старшим машин. Для остановки колонны применялся подрыв управляемыми зарядами головных машин. Для борьбы с бронированной техникой, находящейся в составе колонн, применялись крупнокалиберные пулеметы и гранатометы. Для временного прекращения движения транспорта по дорогам, особенно в районах ведения боевых действий, мятежники устраивали завалы в местах, где их преодоление и расчистка затруднены. Завалы мятежники минировали, а на господствующих высотах для их прикрытия оборудовались позиции ДШК и других огневых средств. При нападении на крупную колонну сначала осуществлялось ее дробление на части с последующим уничтожением скопления машин с грузом. Для этого подрывались управляемые мины — в начале, середине и конце колонны, либо они расстреливались из РПГ. Иногда основная часть машин пропускалась, а нападению подвергались только отставшие машины. Но применялись и другие приемы:

"Основное противодействие мятежники оказывают войскам тогда, когда проводка колонн закончена и подразделения начинают снимать блоки. К этому времени противник заблаговременно сосредоточивает свои силы в ущельях, выходящих к дороге. Одновременно по команде мятежники начинают выдвигаться к дороге, ведя огонь по постам. С фронта же, вдоль дороги войска преследует конная группа, постоянно маневрируя по ущельям и обстреливая отходящие подразделения. Так, в октябре 1986 г. в районе кишлака Арам при завершении боевых действий по проводке колонн по маршруту Гардез — Чамкани мятежники окружили 2-й пб 72-го пп 8-й пд, который снимал подразделения с блока. Батальон вышел из окружения, но 60 человек были пленены"

Из выступления начальника штаба ГВС ДРА, г Кабул, июнь 1987 г.

Нередко в засадах мятежниками использовались специальные мобильные группы с ПЗРК вблизи аэродромов, которые проникали в режимные зоны и вели огонь по самолетам при их взлете и посадке. По взглядам мятежного руководства, наиболее эффективными засадами были те, которые организовывались при возвращении советских и афганских подразделений с боевых действий, когда сказывалась усталость личного состава и притуплялась его бдительность. В докладе командующего 40-й армией в ноябре 1984 г. приводился случай, который получил широкий резонанс:

"В Панджшерской операции 30 апреля 1984 г. в результате преступно халатного отношения к исполнению своего служебного долга командиром 682-го мсп 108-й мсд подполковником Суманом первый батальон этого полка попал в засаду, в результате боя понес тяжелые потери — 53 чел. убиты, в том числе 12 офицеров, и 58 чел. ранены. В тылу этого батальона находились афганские подразделения, которые могли бы поддержать боевые действия 1-го мсб, но безынициативные действия афганского командира способствовали, если можно так сказать, расстрелу 1-го мсб мятежниками…"

4.Минирование: Как правило, осуществлялось в так называемых узких местах дорожных коммуникаций, мостов, тоннелей, галерей, сложных участков дороги (повороты, серпантины, спуски, подъемы), то есть там, где была ограничена видимость и затруднены маневр и объезд. При этом мины устанавливались справа и следа от дороги на случай рассредоточения транспорта при нападении на него из засады.

Способы и техника минирования были очень разнообразными. На дорогах с твёрдым покрытием, например, мины устанавливались на съездах и обочинах, под асфальтом и бетоном — путем подкопа под них сбоку и в местах нарушенного полотна дороги. Для усиления мощности взрыва использовались фугасы, которые изготавливались мятежниками из подручных средств (неразорвавшиеся авиабомбы, артиллерийские снаряды и т. п.). Применялись фугасы направленного взрыва, предназначенные для поражения живой силы и уничтожения автотранспорта. Обычно это были начиненные различными кусками металла гильзы от снарядов, при взрыве которых осколками поражался личный состав. Кроме того, применялись мины-фугасы, начиненные бензином, керосином или дизельным топливом. Для повышения мощности взрыва использовалась селитра. Подрыв объектов часто осуществлялся с помощью мин и взрывных устройств, вып&##1103; 1086;лненных в виде различных грузов, перевозимых транспортом (бочки, ящики), с большим количеством взрывчатых веществ. Нередко использовался пластит.

5.Диверсионно-террористические акциизанимали особое место в деятельности оппозиционных сил на территории Афганистана и рассматривались исламским руководством как важный фактор серьезного ослабления государственной власти. В разработанном одним из идеологов исламского движения Абу Тарок Мусафером детальном пособии по тактике партизанской войны в Афганистане прямо указывалось, что террор является «особо важным моментом борьбы». В течение всей «афганской войны» мятежники проводили террористические акции и диверсии, Почему это им удавалось?

"Хорошо вооруженные и обученные диверсионные группы и экстремистские элементы совершают террористические акты и провокации в Кабуле, Кандагаре, Джелалабаде, Герате, Мазари-Шарифе и ряде других городов, в том числе и по отношению к советским загранучреждениями гражданам. Угрозы и репрессии, гибкая и целенаправленная пропаганда, умелое использование религиозных чувств, националистических и антисоветских настроений, а также ошибок и перегибов, допущенных и допускаемых новой властью, все это в совокупности позволяет афганской реакции оказывать давление на достаточно широкие слои населения…"

Выдержка из доклада совпредставителей в ДРА, г. Кабул, 15 октября 1981 г.

Органы безопасности Афганистана вели постоянную борьбу по пресечению террористической деятельности моджахедов, но терроризм не так уж легко было искоренить. Это требовало привлечения больших сил и средств, а также установления и поддержания чрезвычайного режима.

Документ (Секретно)

"В окрестностях Кабула на территории, контролируемой мятежниками, дислоцируются «партизанские группы» (ИПА), которые занимаются проведением диверсионно - террористической деятельности как в самом Кабуле, так и в его окрестностях. Структурно эти группы входят в три зоны:

  • зона "Бодр" — районы Дахисабз, Карабаг, Мирбачакот
  • зона "Хайбар" — районы Суруби, Баграми, Чахорасиаб
  • зона "Табук" — районы Шакардара, Пагман, Чахордеги

В 1981 г. органами службы безопасности Афганистана (СГИ) были арестованы свыше 400 членов «Центральной зоны». В числе арестованных оказалось: 125 военнослужащих, в том числе старших офицеров — 17, младших офицеров — 47, курсантов военных училищ — 24, солдат — 37, сотрудников СГИ — 4, сотрудников царандоя(милиции) — 28, работников верховного суда — 5, один сотрудник прокуратуры кабульской провинции, 11 преподавателей лицеев и вузов, 10 студентов и т. д. Были арестованы руководители ряда комитетов: народного — Бисмелло, служащих — Модир Насрат, культурного ;— Абдул Хай. В 1982 г. были арестованы 24 члена террористических групп ИПА, входящих в «Центральную зону». В конце 1983 г.- начале 1984 г. были арестованы руководитель «Центральной зоны» Исмати, руководители комитетов Самад, Халид. Всего арестовали свыше 60 чел.

От источников «Касыма», «Джалиля» и других поступает информация о том, что после ареста руководителей зоны ее структурные звенья не восстановлены…

Кроме подполья, организационно входящего в «Центральную зону ИПА в Кабуле», в столице существует ряд подпольных групп, замыкающихся на крупные бандформирования типа Ахмад Шаха Масуда…»

Источник информации: ГРУ ГШ ВС СССР, Разведотдел штаба 40-й армии, г. Кабул 1984 г.

Основными объектами диверсий были линии электропередач, государственные и культурно-просветительные учреждения, промышленные и сельскохозяйственные объекты и т. п. Например, 13 июня 1985 г. на авиабазе Шинданд была совершена диверсия, в результате которой из состава афганских ВВС на земле были подорваны 19 боевых самолетов (13 Миг-21 и 6 Су-17) и 13 самолетов повреждены. На основании расследования, проведенного специалистами МГБ, было установлено, что часть афганских военнослужащих, несших службу по охране авиабазы, вступив в сговор с представителями контрреволюционной организации ИПА, допустили их к самолетам для установки мин. Одна такая мина была обнаружена неразорвавшейся. Оппозиционное подполье в Шинданде было выявлено и обезврежено: арестован 31 чел., в том числе 13 офицеров и 8 солдат.

Физическое уничтожение партийных и государственных работников, активистов, лиц командного состава вооруженных сил, милиции и органов безопасности — одна из главных задач террористической деятельности мятежников. Этим занимались специально подготовленные на территории Пакистана, Ирана и в некоторых странах Европы и Ближнего Востока группы в составе до 10-15 чел.

Мятежники применяли следующие методы террора:

убийство или захват должностных лиц; поджоги и грабежи; минирование автобусов магнитными минами; использование автомобилей, начиненных взрывчаткой (взрыв автомобиля в г. Кабуле у посольства Индии весной 1987 г.); использование детей и подростков для установки мин на легковые автомобили должностных лиц; подрыв опор линий электропередач; использование домашних животных для доставки взрывчатого вещества в районы базаров; применение на базарах и других местах скопления людей различных мин-сюрпризов (детские игрушки, авторучки, зажигалки и т. п.); запрет торговли в ;городах. Наиболее характерным способом осуществления диверсий являлся подрыв различных взрывных устройств в общественных местах, в зданиях учреждений и ведомств, гостиницах, кинотеатрах, учебных заведениях и т. д. Особенно часто это практиковалось во время провед#1094;;ения различных праздников и других массовых мероприятий (например, на похоронах лидера пакистанских пуштунов Гафар Хана в январе 1988 г. в Джелалабаде).

Применяя в широких масштабах террор и диверсии, оппозиция старалась создавать в стране обстановку страха и неуверенности среди мирных жителей, поднять недоверие к государственной власти, показать неспособность правительства навести порядок и обеспечить безопасность населения. Кроме того, это не давало возможности наладить нормальную экономическую деятельность, вследствие чего ухудшался жизненный уровень населения, что также вызывало его недовольство правящим режимом. Причем масштабы проведения террористических акций постоянно расширялись.

Подготовка террористов и поставки малогабаритного новейшего вооружения создали предпосылки для распространения диверсий на другие страны, в том числе и США. Как сообщалось осенью 1987 г., Иран завладел партией зенитных ракет «Стингер», которые ЦРУ переправило афганским партизанам. Иранцы готовились использовать их против кораблей, курсировавших под защитой ВМС США в Персидском заливе. В замешательстве американские официальные представители утверждали, что смертоносные зенитные ракетные комплексы «Стингер» были «похищены» у невинных афганских моджахедов. Однако в действительности, как это выяснил журналист лондонской газеты «Обсервер» Сайра Шах, американские и пакистанские официальные представители передали ракетные комплексы одному руководителю фундаменталистов, который, как известно, ранее с целью наживы дважды перепродавал партии оружия.

После прихода к власти в Афганистане моджахедов американцы тоже стали проявлять озабоченность активизацией исламистов и выражать заинтересованность в поиске возможности выкупить и уничтожить поставленные ранее афганским мятежникам ПЗРК «Стингер», чтобы предотвратить их использование в террористических целях. В частности, первый секретарь посольства США Роберт Байер в беседе в Душанбе с представителем российских войск в январе 1993 г. просил предоставить информацию о местах купли-продажи «Стингеров» на территории Таджикистана.

6. Переговоры:Некоторыми командирами оппозиционных отрядов использовался и такой прием, как выход на переговоры (в случае угрозы разгрома) с правительственными органами и заключение соглашений о прекращении огня. Цель — выигрыш времени, сохранение сил и средств, получение от государства соответствующей помощи. При этом так называемые «договорные главари» оставались связанными с мятежным движением. Отмечались такие действия и на высоком уровне. Например, при проведении операции по деблокированию дороги на Хост («Магистраль») в декабре 1987 г., когда в результате успешных действий советских войск возникла угроза захвата основного базового района Срана. В это время в Кабуле проходила Лойя Джирга, на которую прибыли посланцы Джелалуддина с предложением о перемирии, и оно по предложению президента РА сразу же было принято. Войскам поступила команда прекратить дальнейшее продвижение и закрепиться на занимаемых позициях. Пауза длилась пятнадцать дней. За это время мят еж ники срочно вывозили боеприпасы и другие материальные средства со складов, расположенных в Сране, в труднодоступные горные районы. Несмотря на неоднократные доклады Наджибулле об этом, он запрещал возобновлять боевые действия. И только когда база опустела, поступил приказ на продолжение операции, якобы потому что руководство оппозиции отказалось от перемирия. Но даже в «остатке» советские войска захватили и уничтожили только реактивных снарядов более 100 тыс. Мне трудно судить о мотивах, побудивших президента Наджибуллу на такой шаг, но нельзя не учитывать, что его родовые корни из этих мест и ему небезразлично было, как будут развиваться здесь боевые действия. Очевидно, он хотел продемонстрировать… землякам свою лояльность, а может быть… он надеялся установить сотрудничество с моджахедами. Вот в какой обстановке приходилось воевать советским войскам.

7. Борьба с авиацией: Отряды оппозиции настойчиво боролись с авиацией ОКСВ и ВС ДРА. С целью уничтожения самолетов и вертолетов ими проводились постоянные интенсивные обстрелы аэродромов реактивными снарядами, а иногда, если позволяла обстановка, то и из минометов. И хотя результативность этих обстрелов была невелика, страдали, как правило, мирные жители близлежащих домов, но так как обстрелы осуществлялись почти каждый день, ущерб нет-нет да и наносился. Имел место случай минирования агентурой мятежников из числа обслуживающего персонала в 1984 г. на аэродроме Шинданд нескольких афганских самолетов, в;результате чего они были уничтожены. Самолеты и вертолеты обстреливались из ПЗРК на маршрутах их полетов. В районы аэродромов засылались специальные группы с ПЗРК для уничтожения авиационной техники при ее взлете и посадке. Характерно, что до 50% потерь авиации происходило в охраняемых зонах аэродромов.

Информация

" На вооружении действующей в ДРА группировки мятежников состоит 341 ПЗРК, в том числе 47 ПЗРК «Стингер». По сравнению с аналогичным периодом 1986 г. количество ПЗРК увеличилось в два раза. Резко возросло число пусков ПЗРК по самолетам и вертолетам советской и афганской авиации. Так, если в 1984 г. было отмечено 62 пуска ПЗРК, в 1985 г. — 141, то в 1986 г. — 847 (сбито 26 самолетов и вертолетов). За три с половиной месяца текущего года произведено 86 пусков ПЗРК (сбито 18 воздушных целей). При этом значительно увеличилась эффективность применения ПЗРК мятежниками: по итогам прошлого года вероятность поражения воздушных целей составила 3%, в текущем году — 20%…quot;

Источник информации: штаб 40-й армии, г. Кабул,
20 апреля 1987 г.

8.Оборонительные и наступательные действия мятежники по собственной инициативе не вели. Оборона в их тактике была вынужденным видом боевых действий и применялась в случаях внезапного нападения, когда все пути отхода отрезаны и избежать открытого боя невозможно, а также при защите крупных базовых районов. Наступление же вообще применялось часто в виде психической атаки, с религиозными лозунгами и криками. Оно являлось скорее актом отчаяния и безысходности, чем видом боевых действий у мятежников.

9.Подрывная агитационно-пропагандистская деятельность: была направлена в первую очередь на создание в стране обстановки политической нестабильности, дискредитацию мероприятий правительства республики, разложение партийно-государственных органов, частей и подразделений афганской армии, склонение вождей и старейшин племен на сторону оппозиции, привлечение населения в ряды мятежников. Пропаганда, которая носила ярко выраженную антисоветскую направленность, строилась на лжи, подтасовке фактов, извращении целей проводимых в Афганистане преобразований и роли ОКСВ.

Методы и формы агитационно-пропагандистской работы среди различных категорий афганцев постоянно видоизменялись, приспосабливались к условиям обстановки. Оппозиция активно применяла радиопропаганду, распространение печатных изданий и магнитофонных кассет с записями исламского, антиправительственного содержания, устную групповую и индивидуальную пропаганду и агитацию на базарах и в мечетях, проведение митингов и собраний. Особый упор в пропаганде делался на использование религии в качестве основного идеологического оружия в борьбе против правящего режима в Афганистане, а действия властей по пресечению таких действий были малоэффективными.

" …Мятежники принимают лихорадочные меры по расширению антиправительственной пропаганды и агитации, прибегают к запугиванию, репрессиям и психологическому воздействию на население. В одной из их листовок говорится, что за первичное прослушивание передач радио Кабула и радиостанции «Голос Родиш» виновные будут подвергаться штрафу в размере 10 тыс. афгани, а в следующем случае будут караться смертью. К сожалению, их слова не расходятся с делом. Только за последнюю неделю мятежники убили трех старейшин джирг, созванных в провинцию Каул с целью избрания местных органов самоуправления; еще семь старейшин получили предупреждения бандитов. С муллами, которые выступают в поддержку народной власти, бандиты безжалостно расправляются…"

Из постановления ЦК КПСС № 147 от 8 июля 1983 г.

Показательным является случай с муллой Насрулой, убитым мятежниками. Верховный совет улемов ДРА провозгласил его «святым», в то же время его семье не была предоставлена пенсия и дети остались практически без средств к существованию. Этот факт незамедлительно был использован контрреволюционной пропагандой…

Одной из действенных форм антисоветской пропаганды являлось совершение террористических актов мятежниками, переодетыми в советскую военную форму. В ряде случаев после проведения терактов, грабежей и убийств мятежники оставляли на месте преступления отдельные предметы советского военного обмундирования, а также обрывки советских газет, записей на русском языке, гильзы от советского стрелкового оружия и т. п.

С целью склонения на свою сторону военнослужащих афганской армии и вовлечения в антиправительственную деятельность колеблющейся части населения широко использовались также подтасовка фактов, подкуп, шантаж и провокации.

Большое значение оппозицией придавалось работе с беженцами. При этом ее лидеры стремились ни в коем случае не допустить их возвращения на родину. В частности, после объявления правительством Афганистана нового политического курса на примирение, когда многие афганские беженцы все чаще стали проявлять желание вернуться в свои родные кишлаки, по свидетельству очевидцев, пакистанские и иранские власти в тесном контакте с лидерами «Альянса-7» препятствовали их возвращению вплоть до физического устранения тех, кто не желал больше оставаться в лагерях. Например, власти воспрепятствовали возвращению в Афганистан 890 семей из Заболя (Иран), 610 семей из лагеря Насар-Баг и 280 семей из лагеря Саваби (Пакистан). В ходе перестрелки, возникшей между беженцами и заслонами из вооруженных формирований «Альянса-7», подразделений армии и полиции Пакистана и Ирана, погибли 213 чел., среди которых в основном были женщины, старики и дети.

Лидеры «Альянса-7» в проблеме афганских беженцев видели большую выгоду для личного обогащения и удовлетворения своих амбиций. В этом также были заинтересованы правительства Исламабада и Тегерана. Пакистан, в частности, использовал помощь, поступающую афганским беженцам, на увеличение собственной казны и запасов оружия для своих вооруженных сил.